ФЕДОР ФЕДОРОВИЧ УШАКОВ

(1744 – 2(14).10.1817)

 

 

Величественно и благородно встает из века XVIII образ Федора Ушакова – адмирала, флотоводца, дипломата, стратега, политика, доброделателя и милосердца.

Феодор Федорович Ушаков – воинский начальник, за пятьдесят лет совей службы не проигравший ни единого сражения, не потерявший ни одного корабля в морских баталиях. Перед ним трепетали непобедимые ранее турки, склоняли головы прославленные европейцы: адмирал Нельсон и генерал Пиврон. Никогда Федор Ушаков не жертвовал зря своими матросами, помня, что жизнь каждого человека, – неповторимый и бесценный дар Божий. Ни один из его матросов не попал в плен к неприятелю. Его корабли носили имена святых и великих христианских праздников. На них был установлен настоящий монастырский порядок. И никогда российские моряки не шли в бой без молитв.

Наше повествование о великом российском флотоводце, Федоре Ушакове необходимо начать с того, что он был племянником преподобного Федора Санаксарского, самого духовно близкого для него человека на земле. Не было никого, кто оказал бы на будущего адмирала большее влияние, чем этот благодатный старец. Преподобный сыграл столь большую роль в жизни легендарного адмирала, что необходимо рассказать о нем подробнее...

Мы часто забываем, что самые великие святые, мученики и преподобные, чьи лики украшают ныне храмы, вырастали в обычных семьях, ходили в школу с обыкновенными детьми, искали свой путь, страдали, любили, заблуждались.

В юности будущий преподобный Феодор, тогда еще Иван, имел все шансы сделать блистательную военную карьеру. Дворяне Ушаковы определили своего одаренного красивого сына Ивана в гвардейский Преображенский полк Санкт-Петербурга. Очень скоро он стал сержантом. Столичная жизнь предлагала тысячи соблазнов и искушений. Но Господь остановил юношу, вернув к его истинному призванию.

Однажды в разгар разудалой пирушки в одно мгновение на глазах у остолбеневших гвардейцев, без всяких видимых причин, скончался всеобщий любимец, молодой весельчак и балагур. Подобная смерть без покаяния открыла Ивану, как неверно и мимолетно мирское счастье. Бросив карьеру, чины, состояние, родных и друзей, он облачился в нищенское рубище и бежал на берега Двины, в поморские леса, в пустынь. Отныне жизнь его была посвящена только служению Богу.

Через шесть лет молодой подвижник был пойман. Он честно признался, что бежал из гвардии. И был доставлен в столицу пред светлые очи государыни Елизаветы Петровны. Придворные, в числе которых было немало его старых светских знакомцев, сбежались посмотреть, как смиренно стоит у дворцового крыльца бывший блестящий гвардеец. Ныне же – сухой, бледный пустынник, босой, в скудной власянице. Но взгляд его был ясен, тверд и светел. А облик дышал такой духовной силой и спокойствием, что многие задумывались о суете и праздности собственной безбожной жизни, и преисполнялись намерением жить совсем иначе.

Благочестивая императрица направила молодого пустынника до принятия монашеского пострига в Александро-Невскую лавру. Через три года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен там в присутствии Елизаветы Петровны в монахи и наречен Федором в честь святого благоверного князя Феодора, Ярославского Чудотворца.

...Спустя девять лет преподобный, испросив разрешения монастырского начальства, уехал в дальнюю пустынь. Вслед за ним последовали сотни его верных духовных чад. Свой пятидесятилетний монашеский подвиг благодатный старец завершил в феврале 1791 года в отстроенной и преображенной его стараниями Санаксарской обители.

Братия с благоговением отметит, что тело его, долго пролежавшее в теплой келии до погребения, не носило ни малейших признаков тления. Погребен преподобный Феодор был в монастыре у стен созданного им храма.

А в 1817 году рядом с родным дядей лег в могилу и "благоверный боярин Феодор" адмирал Ушаков.

В июле 1999 года иеромонах Феодор Санаксарский был причислен к лику преподобных местночтимых святых Саранской и Мордовской епархии и стал первым святым Мордовии. В 2001 году настал черед его племянника. И 4 августа состоялись торжества, посвященные канонизации святого праведного воина Феодора (Ушакова), адмирала Российского флота. Впервые в истории христианства в лике святых был прославлен флотоводец.

...В детстве маленького Федора отличали два качества: редкая набожность и поразительная физическая сила. В раннем детстве с ватагой сверстников он ходил на медведя. Сутками пропадал в густых ярославских лесах. Никого и ничего не боялся. Очень мягкий и уступчивый, в минуты опасности он был совершенно хладнокровен. Отлично успевал в науках. В 16 лет, придя с отцом в геральдмейстерскую контору, сей молодой дворянин показал недюжинные знания и попросился в моряки.

Санкт-Петербургский военный корпус он закончил прекрасно. С тяжелой морской практики на Балтике вернулся уже мичманом и отправился в Херсон – строить новые корабли. Немногие знают, что свой первый орден Святого Владимира четвертой степени Федор Ушаков получил на суше.

В Херсоне тогда свирепствовала чума. Жгли денно и нощно костры, звонили в колокола, служили молебны. Но эпидемия не отступала. Все морские строительные отряды перевели в степь. У себя в команде молодой капитан, не имевший даже фельдшеров, установил железный порядок и дисциплину. Матросы построили камышовые палатки, содержащиеся в идеальной чистоте. Общаться матросам из разных палаток настрого запретили. Создали походный госпиталь, которым руководил сам Федор Ушаков. Зная, в каком ужасном состоянии находятся городские больницы, где люди мрут как мухи, он никого не отправлял в город. Совершенно бесстрашно, как родной отец, ухаживал за матросами, демонстрируя полное презрение к смерти, и спас сотни людей.

И вот Федор Ушаков уже адмирал... В 1791 году русско-турецкая война завершилась блистательной победой русского флота у мыса Калиакрия. На своем флагманском корабле "Рождество Христово" Ушаков захватил непобедимого алжирца Сеид-али, поклявшегося турецкому султану разгромить русских и притащить Ушакова в Константинополь в цепях. Начисто лишенный гордыни и тщеславия, наш адмирал ни одной победы не приписывал своим талантам. Напротив, в донесениях всесильному князю Потемкину всегда восхвалял мужество и умение своих подчиненных.

Еще в начале войны Ушаков принял под свое командование город и порт Севастополь. Теперь надо было строить корабли, создавать госпитали и казармы. Денег в казне всегда не хватало. И адмирал, не задумываясь, отдавал собственное жалованье. На его же средства была перестроена и расширена соборная церковь Святителя Николая.

В Средиземноморской кампании Ушаков выступил как освободитель православных. Русской эскадрой были освобождены от французов Ионические острова. Везде греки встречали освободителей россиян с цветами и иконами, целовали кресты на походных матросских ранцах, в православных храмах служили благодарственные молебны в честь братьев по вере.

Ушакову и его подчиненным приходилось ценой своей жизни защищать пленных французов от ярости и коварства турок, тогдашних союзников России. Русские воины на собственное жалованье выкупали у мусульман несчастных пленных. Ведь турецкое командование за каждую голову неверного платило по золотому червонцу. Отдавали порой трофеи, фамильные часы и награды, лишь бы спасти жизни французским морякам. Адмирал Ушаков обучал своих воинов милосердию и щедрости наравне с морскими науками и молитвой.

Ушаков был самым заботливым отцом солдату и моряку. Не раз из-под его пера выходят приказы, подобные этому: "Рекомендую всем господам командующим корабли, фрегаты и прочие суда в палубах, где должно для жилья поместить служителей, привесть в совершеннейшую чистоту, воздух даже в интертрюмах кораблей очистить, а затем здоровых служителей перевести на суда... Больных служителей, которые не могут помещаться в госпитале, содержать при командах... в казармах, в которых соблюдать всевозможную чистоту и рачительный за ними присмотр и попечение самих господ командующих. Также и я не упущу иметь и собственный присмотр за всеми...".

Моряки его обожали и боготворили. И без них он бы новой тактики не создал. Моряк был для него Человек, Соотечественник, Соратник. Он был для него брат во Христе.

Он это подтвердил, уйдя в отставку и поселившись у Санаксарского монастыря на Тамбовщине. Там загорелась его новая звезда, звезда милосердца, благотворителя, Божьего служителя.

В "Русском вестнике" после кончины Великого адмирала в 1817 году было написано: "Кто жил для пользы общественной, тому приятно в преклонные годы жить с самим собой и Богом. Вот для чего покойный Адмирал для жительства своего избрал деревню, близкую к святой обители". Верно подметил современник Ушакова. Это стремление многих истинных людей, изведавших суеты деятельной жизни в обществе. Однако Ушаков, удалившись от столицы и флота, не стал затворником. Его дом был открыт для всех жаждущих помощи, для ищущих успокоения, для бедных и убогих. В "Русском вестнике" писали: "Уклоняясь от светского шума, Ушаков не удалил сердца своего от ближнего. С какой ревностью служил он некогда Отечеству, с таким же усердием спешил доставлять помощь тем, которые прибегали к нему".

Поселившись возде Санаксарского монастыря, он, казалось, спешил отдать людям все, что у него накопилось. Уже тяжело больной, во время Отечественной войны 1812 года, адмирал на собственные деньги устраивает госпиталь для раненых воинов, финансирует формирование 1-го Тамбовского полка. Все свое состояние передает в пользу россиян, разоренных войной.

В письме обер-прокурору Синода Федор Федорович в апреле 1813 года, в ответ на обращение императрицы Елизаветы Алексеевны о свершении денежных пожертвований страждущим, писал: "Я давно имел желание все сии деньги без изъятия раздать бедным, нищей братии, не имущим пропитания, и ныне, находя самый удобнейший и вернейший случай исполнить мое желание, пользуясь оным по содержанию... в пожертвование от меня на вспомоществование бедным, не имущим пропитания. Полученный мною от С.-Петербургского опекунского совета на вышеозначенную сумму денег двадцать тысяч рублей билет сохранной кассы, писанный 1803 года августа 27-го дня под № 453, и объявление мое на получение денег при сем препровождаю к вашему сиятельству. Прошу покорнейше все следующие мне... деньги, капитальную сумму, и с процентами, за все прошедшее время истребовать, принять в ваше ведение и... употребить их в пользу разоренных, страждущих от неимущества бедных людей".

Своей семьи у Федора Федоровича не было. Всю жизнь помогал он своим племянникам. Очень любил детей. И в миру жил монахом. А может быть, и был им?

Каждое воскресенье и в церковные праздники он приезжал в обитель. Великим постом жил там неделями в собственной убогой келье. И считал Санаксары своим домом. Ушаков молился усердно, поминая ушедших из жизни соратников, родственников, случайно встреченных на дорогах людей, желал здоровья живущим и раздавал то, что имел, всем, кто приходил к нему с просьбой, кто тихо надеялся, кто безмолвно стоял с протянутой рукой на паперти.

Мы часто говорим и вспоминаем замечательных русских меценатов – Морозова, Мамонтова, Бахрушина. Думается, с не меньшим благоговением следовало бы нам вспоминать великого милосердца и братолюба Федора Федоровича Ушакова. Он с самого начала своей большой карьеры, "дабы не было розни" между родственниками, братьями, племянниками, раздавал и отдавал им свои поместья. А кто не знал на Черноморском флоте, что моряки, экипажи у Ушакова никогда не останутся голодными, раздетыми и бесхозными?

Адмирал, если не мог вырвать довольства у чиновников Адмиралтейства, выкладывал на пропитание и обмундирование свои личные деньги, адмиральское жалование. Вот, например, что писал он в приказе от 18 октября 1792 года: "По случаю же недостатка в деньгах по необходимости сбережения служителей в здоровье отпускаю я из собственных своих денег тринадцать тысяч пятьсот рублей". Наверное, ему потом что-то возвращала казна, а что-то и пропадало. Но не пропадала вера в адмирала у моряков, у офицеров и всех служителей морских.

Образ жизни Федора Федоровича, скромность и щедрая благотворительность делали его почти святым для окружения, достойным поклонения.

Жизнь Великого адмирала закончилась в 1817 году под прекрасным духовным знаком Благотворения и Милосердия. В графе о летах красивой вязью выведено – 75, "погребен в Санаксарском монастыре".

В 30-е годы, в период гонения на Православную церковь, монастырь был закрыт. И, как водится, не обошлось без вандализма. Часовня, выстроенная над могилой адмирала, была разрушена, бренные останки его осквернены атеистами. И только во время Великой Отечественной войны, когда стране понадобились высокие примеры патриотизма и отваги, об Ушакове вспомнили вновь. Был учрежден именной орден Ушакова – высшая морская награда.

Но, где могила героя, никто не знал. Неприятной вестью для властей стал факт, что знаменитый флотоводец покоится где-то в глубинке, в заброшенном разоренном монастыре. Встал вопрос о достойном погребении адмирала. Нагрянула в обитель высокая государственная комиссия. Произвели раскопки, вскрыли могилу адмирала у главного храма и... обомлели. Останки подвижника веры оказались нетленными! Об этом тут же был составлен соответствующий официальный документ. Руки у сильных мира сего не поднялись на то, чтобы потревожить святые мощи. Имя и слава Ушакова оградили Санаксары от дальнейшего разрушения. А в 1991 году монастырь вновь открыли.

И вновь потекла к благодатной могиле адмирала Ушакова со всей России народная река. Сейчас Санаксары посещают тысячи паломников. Все чаще стали происходить здесь чудесные исцеления... Особенно много приезжает моряков и морских офицеров.

Все эти годы люди интуитивно поклонялись подвижнику веры, почитая его как святого. После канонизации делать это можно уже открыто.

Скажем же смиренно и мы: "Благословите нас, грешных, преподобные Феодоры, укрепите в минуты слабости и скорби, научите стойкости, высокому долгу и бескорыстной любви к Отечеству, без которых не подняться нашей России..."

 
 

 

 

 

Международная радиостанция КНЛС © 2003- 2008 Все права защищены.