СИКОРСКИЙ ИГОРЬ ИВАНОВИЧ

(25.05.1889–1972)

 

В детстве Игорь Сикорский не отличался недюжинной силой и выдающимся умом. Он не мечтал стать великим артистом, шахматистом, футболистом, актером, художником. Он не играл в теннис, не собирал гербарий и еще множество раз не, не, не. Правда, грезил авиацией. Запоем прочел Жюля Верна, особенно его роман «Робур-завоеватель», где великий фантаст красочно описал будущее открытие человечества – вертолет.

Он был пятым ребенком в семье профессора Киевского университета психиатра Ивана Алексеевича Сикорского. Мечтая о создании многомоторного самолета и унаследовав мировоззрение отца, Игорь Иванович, искренне веруя в Бога, желал верой и правдой служить государю и отечеству.

Пути Господни неисповедимы! Успев окончить общеобразовательный курс наук, Игорь Сикорский бросает Петербургский Морской кадетский Корпус и, мечтая стать инженером, в самый разгар революции 1905 года отправляется в Париж, в Техническую школу. Спустя год возвращается в Киев и поступает в Политехнический институт. Осознав, что это учебное заведение мало чем поможет, бросает и его, и, пользуясь моральной и материальной поддержкой родителей (обеспеченных медиков, понимающих, что к чему), всецело отдается идее строительства летательных аппаратов. Да таких, которых до той поры не было!

А начинал будущий конструктор с авиационного моделирования. И было ему тогда двенадцать лет от роду. Представьте себе, что создавался в то время ни много ни мало –  вертолет.

А дальше были самолеты. Настоящий успех пришел весной 1911 года. Именно тогда появился на свет пятый самолет Сикорского С-5, который превосходил предшествующие по размерам, мощности и надежности силовой установки. На нем Сикорский сдал экзамен на звание пилота, установил четыре всероссийских рекорда, совершил показательные полеты и даже покатал пассажиров. В том же году Сикорский разработал свой шестой самолет с более мощным двигателем и трехместной кабиной. На нем он установил мировой рекорд скорости в полете с двумя пассажирами.

Летом 1912 года в жизни воздухоплавателя наступает новая эра. Его пригласили на должность главного инженера военно-морской авиации и главным конструктором Руссо-Балта. Собрав свою киевскую команду, он отправился в Питер, приняв оба предложения. Бипланы и монопланы, созданные под его руководством, становятся известными во всем мире. Россия, в свою очередь, становится одной из ведущих авиадержав.

Вот перечисление первых в мире авиационных достижений, связанных с именем Сикорского. Итак, в 1912 году в стране появились: первый гидросамолет; первый самолет, проданный за рубеж; первый специально спроектированный учебный самолет; первый серийный самолет; первый самолет монококковой конструкции. В России Игорь Сикорский дал жизнь своему величайшему творению – четырехмоторному гиганту-самолету «Русский витязь». Сам император решил осмотреть детище авиатора, лично поднимался на борт. Вскоре Сикорскому передали от государя памятный подарок – золотые часы. Самолет, превосходивший по размерам и взлетному весу все до сих пор построенные, положил начало новому направлению в авиации – тяжелому самолетостроению. Он стал прообразом всех последующих пассажирских авиалайнеров, тяжелых бомбардировщиков и транспортных самолетов.

Создание многомоторных самолетов-гигантов принесло Сикорскому мировую славу. Он стал национальным героем. Машины, аналогичные «Русскому витязю», появились за рубежом лишь много лет спустя.

Дальнейшее развитие конструкции «Русского витязя» – четырехмоторный «Илья Муромец». Он поднялся в воздух в декабре 1913 года и до 1917 года оставался самым большим гидросамолетом. В годы Первой мировой войны «Муромцы» эффективно использовались в качестве тяжелых бомбардировщиков и дальних разведчиков. Из них была сформирована Эскадра воздушных кораблей – первое соединение стратегической авиации. Сикорский сам участвовал в организации эскадры, готовил экипажи и отрабатывал тактику их боевого применения. Он проводил много времени на фронте, наблюдая свои самолеты в действии, и вносил необходимые изменения в конструкцию. Всего было построено восемьдесят пять «Муромцев».

Революция круто изменила судьбу знаменитого конструктора. Ни один из самолетов новой конструкции не был достроен. Производство лихорадили митинги и забастовки. Солдаты на фронте и рабочие в тылу начали расправляться с неугодными им офицерами и инженерами. Сикорский был известен своей преданностью престолу. Ему угрожали и раньше. Но с приходом к власти большевиков улетучились последние надежды на восстановление прежних порядков. Игорь Иванович принял приглашение французского правительства продолжить работу на заводах союзников. Оставив молодую жену и только что родившуюся дочку Татьяну на попечении родных, в марте 1918 года он отплывает из Мурманска за границу. Первая мировая война окончилась раньше, чем Сикорский успел построить французский вариант «Ильи Муромца». Во Франции работы больше не было, а Россия была охвачена гражданской войной. Игорь Иванович принял решение переехать в США.

За океаном, как и в послевоенной Европе, авиапромышленность стремительно сокращалась. Сикорский, прибывший в Нью-Йорк, оказался без средств к существованию и был вынужден работать учителем вечерней школы. В 1923 году ему удалось сколотить компанию русских эмигрантов, причастных к авиации, – инженеров, рабочих и летчиков. Они составили костяк учрежденной в Нью-Йорке маленькой самолетостроительной фирмы «Сикорский Аэроинжениринг Корпорейшн». Из СССР приехали две сестры и дочка. Жена эмигрировать отказалась, и Игорь Иванович вступил во второй брак с Елизаветой Алексеевной Семеновой. Брак был счастливым. Один за другим появились четыре сына: Сергей, Николай, Игорь и Георгий.

Первый построенный в эмиграции самолет Сикорского S-29 был собран в 1924 году в помещении курятника. Помощь «русской фирме» оказывали многие эмигранты. Например, Сергей Рахманинов одно время даже значился вице-президентом корпорации. На свет появился двухмоторный биплан, который стал самым крупным в Америке и одним из лучших в своем классе. Он сразу получил мировую известность, что стало неприятным сюрпризом для большевиков, не ожидавших такого успеха от ненавистного им «царского крестника и черносотенца». «Авиационная белогвардейщина» – так отозвалась советская пресса на сообщения о возникновении в США «русской фирмы». Имя Сикорского было предано политической анафеме.

Пройдет не так много лет, и Сикорскому начнут поступать весьма заманчивые предложения из СССР. В частности, «Игорю Ивановичу настоятельно рекомендовалось вернуться на родину и возглавить авиаотдел». Однако Сикорский не поддался на увещевания и продолжал творить «за бугром».

К концу 30-х – началу 40-х годов авиатор возвращается к своему любимому детищу – вертолету. После двух лет напряженных испытаний и доводки экспериментального аппарата, в разгар Второй мировой войны создается опытный двухместный вертолет S-47, поступивший в серийное производство. Он был единственным вертолетом стран антигитлеровской коалиции, применявшимся на фронтах Второй мировой войны. Самый лучший вертолет, созданный Сикорским, поднялся в воздух в 1954 году. Некоторые его экземпляры эксплуатируются до настоящего времени. По летно-техническим и экономическим характеристикам он превзошел все вертолеты своего времени, став «лебединой песней» великого авиаконструктора. В 1958 году, когда серийное производство этого вертолета достигло своего пика – 400 машин в год, Сикорский вышел на пенсию, сохранив за собой должность советника фирмы.

Великий конструктор никогда не скрывал своего негативного отношения к событиям, происходившим на родине, но при этом всегда оставался патриотом России. «Нам нужно работать, а главное – учиться тому, что поможет нам восстановить родину, когда она того от нас потребует», – говорил он, обращаясь к соотечественникам-эмигрантам. Он много сделал для пропаганды в Америке достижений русской культуры и науки, бессменно оставаясь членом правления Толстовского фонда, Общества русской культуры. Игорь Сикорский оказывал моральную и финансовую поддержку выходцам из России, различным общественным и политическим эмигрантским организациям. Выступал с лекциями и докладами, причем не обязательно на авиационные темы.

Если имя авиаконструктора Игоря Сикорского сегодня известно и на его родине, и во всем мире, то о Сикорском – богослове и философе знают немного. А между тем, будучи глубоко религиозным человеком, Сикорский много способствовал развитию Русской Православной церкви в США, поддерживая ее не только материально. Он написал ряд книг и брошюр (в частности, «Невидимая встреча», «Эволюция души» и «В поисках Высших Реальностей»), относимых специалистами к числу наиболее оригинальных произведений русской зарубежной богословской мысли.

Философия стала еще одной областью приложения его ума, которая до времени была сокрыта. К размышлениям этим направляли его сама жизнь, тяжелейшие испытания, которые выпали на его долю. Игорь Иванович был верующим православным человеком. Он искал ответ на вопросы: зачем мы живем на Земле, в чем смысл жизни человека вообще, каково соотношение в ней земного и космического.

Свои христианские размышления Сикорский впервые опубликовал в начале 40-х годов. Скромная по объему брошюра "Послание молитвы Господней" была бомбой, брошенной в замшелое болото сытой американской жизни. Автор, словно вспомнив, что он инженер-исследователь, скрупулезно разобрал каждый элемент молитвы "Отче наш", разделив ее на две части, и сделал удивительные обобщения.

Во как звучит эта молитва:

«Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго».

В молитве, которую Господь дал людям, содержатся мысли, которые наполняют человека в зависимости от степени его подготовки и способности их вместить. В частности, Сикорский считает, что нам дается знать: наша Земля движется по дороге времени к некоторому определенному событию огромной важности, которое знаменует собой окончание эры компромисса правды и лжи, страданий и смерти и открывает новую эру: света, полной гармонии, доброй воли, счастья и бессмертного существования там, где вечное назначение человечества. Это очень важное значение первой части молитвы.

Во второй части молитвы Сикорский особо выделяет вопрос об искушении. Он отмечает, что нас предупреждают: силы человечества недостаточны, чтобы противостоять врагу, любому злому искушению, и учат, как призвать на помощь Бога.

В истории есть примеры катастроф целых народов, когда развращение людей, духовное и физическое, лишало их Божественного руководства и защиты. Яркий тому пример – Россия. Современное человечество не использует в полной мере защиту, данную Христом, от таинственной духовной опасности. Его можно сравнить с ребенком, которого покусала бешеная собака и который, не сознавая грозящей ему опасности, отказывается от жизнеспасающей прививки, предлагаемой мудрым и милосердным Врачом.

Сикорский считает, что последнее прошение в молитве Господней: "И не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго", – относится главным образом к таинственному и опасному злому влиянию, которое способно проявиться в различных аспектах, в том числе и в обличье гуманистических принципов. Вся история человечества и трагические эксперименты в наше время показывают, что человеческий интеллект и высокое научное образование бессильны против гибельной опасности духовного зла. Все научные открытия и технические изобретения становятся слугами зла, помогают в распространении лжи, рождают страх, ненависть, смерть в невиданных масштабах. Люди и целые народы в какой-то определенный отрезок времени оказываются неспособны сопротивляться смертельному яду духовного зла, если они не имеют поддержки от сил Высшего Порядка.

В другой работе, "Невидимая встреча", Сикорский исследовал суть искушения Христа дьяволом в пустыне и соотнес его с историей человечества. Вывод: у мира, который полагается только на материальную сторону в ущерб духовной, нет будущего. Человеческое общество, которое безрассудно занимает неверную позицию в битве между правдой и ложью, между Богом и сатаной, само себя обрекает на гибель.

Характер главных событий последнего времени подтверждает это. Нравственные ценности постепенно уступают место другим критериям в отношениях человека друг с другом. Они исчезают также в отношениях правительства и народа. В некоторых странах эти процессы идут медленно, но они идут повсеместно. Доминирует грубая сила. Ожидаемый финал: мировое господство зла, существующее посредством зла и для зла. Оно не сможет пробыть долго, и все закончится мировой катастрофой. Религия ее подтверждает, но, тем не менее за ней предсказывает Царство света, жизни и правды. После вселенской катастрофы, отмечает Сикорский, мы еще можем надеяться на возобновление жизни в Высшем порядке, которое будет зависеть от того, как будет продолжаться настоящая жизнь человечества.

В статье "Эволюция души", а потом и в книге "В поисках Высших Реальностей", которая была написана в последние годы жизни, Сикорский суммировал результаты своих исследований и дал четкий ответ на вопрос о смысле жизни. Он полагает, что финальная стадия эволюции души в пределах земной жизни состоит в том, чтобы внутренним усилием и молитвой у человека развились желание и сила получить и выдержать Славу и Бремя Вечной Жизни.

Выражаясь аллегорически, навозная среда не нравится семени, и оно использует почву лишь как точку опоры, чтобы нежный росток, пробиваясь сквозь жирный грунт, преодолевая силу земного притяжения, тянулся к золотому солнцу и синему небу. Но если бы семя удовлетворилось своим обиталищем и решило в нем остаться, оно бы просто умерло и разложилось.

Эволюция, совершенствование человеческой души и подготовка к тайне перехода на высший уровень жизни – вот самое важное, подчеркивает Сикорский, из того, что происходит на Земле. Именно это наполняет высоким, прочным смыслом всю земную жизнь. Об этом Смысле, в конечном счете, и писал Игорь Иванович Сикорский.


 

 

 

Международная радиостанция КНЛС © 2003- 2008 Все права защищены.