ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ

 

(18.10.1829 - 1908)

 

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский и всея Руси чудотворец родился в деревне Сура Пинежского уезда Архангельской губернии в семье бедного сельского дьячка. Дед отца Иоанна был священником, так же, как и большинство предков по отцовской линии на протяжении по крайней мере 350 лет. Родители были людьми простыми и глубоко верующими. С самого раннего детства они приучили сына к молитве. Отец Иоанн уважал родителей и за советом к матери обращался даже тогда, когда стал знаменитым пастырем. Отрок Иоанн не раз удостаивался чудесных явлений. Однажды ночью он увидел в комнате необычный свет, и среди света Ангела в небесной славе, который назвался его Ангелом Хранителем.

В девять лет Иоанн был отвезен отцом в Архангельское приходское училище. Учение, несмотря на усердные занятия, первое время никак не давалось. «Ночью, - вспоминал он впоследствии, - я любил вставать на молитву. Все спят, тихо. Не страшно молиться, и молился я чаще всего о том, чтобы Бог дал мне свет разума на утешение родителям. И вот, как сейчас помню, однажды был уже вечер, все улеглись спать. Не спалось только мне, я по-прежнему ничего не мог уразуметь из пройденного, по-прежнему плохо читал, ничего не понимал. Такая тоска на меня напала, я упал на колени и принялся горько молиться. Не знаю, долго ли пробыл я в таком положении, но вдруг что-то точно потрясло меня всего. У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове, и мне ясно представился учитель того дня, его урок; я вспомнил даже, о чем, и что он говорил, и легко, радостно так стало на душе... В короткое время я продвинулся настолько, что перестал уже быть последним учеником. Чем дальше, тем лучше успевал я в науках, и к концу курса одним из первых был переведен в Семинарию».

С отличием окончив семинарский курс, Иоанн Сергиев был направлен в Петербургскую Духовную Академию. Столичный город не изменил Иоанна: он оставался так же религиозен, сосредоточен на внутренней жизни, с детства кроткий и тихий, он проводил все свободное время за чтением книг, сторонясь всяких развлечений. Заканчивался курс Академии, Иоанн намеревался принять монашество и ехать миссионером в Китай, Северную Америку или Сибирь. Но он видел, что и в столице и ее окрестностях очень много работы. Он молился, чтобы Господь разрешил его сомнения, и однажды увидел себя во сне священником, служившем в каком-то неизвестном соборе. Он принял этот сон за откровение от Бога и указание пути. Вскоре Иоанну Сергиеву предложили должность священника Андреевского собора в Кронштадте. Когда Иоанн впервые вошел в Андреевский собор, он был поражен: именно этот храм с необыкновенной ясностью он видел во сне. Тогда он понял, что Сам Бог назначил ему священствовать в этой церкви.

Здесь, в Кронштадте, в течение 53 лет, и протекала вся последующая жизнь о.Иоанна. Пред ним открылось не меньшее поле для плодотворной пастырской деятельности, чем в далеких языческих странах. Кронштадт в то время был местом высылки из столицы уголовных преступников. Кроме того, там было много рабочих портовиков. Все они ютились, в основном, в жалких лачугах и землянках, пьянствовали. “Темнота, грязь, грех, - писал современник о.Иоанна, - здесь даже семилетний становился развратником и грабителем”. Среди таких людей и начал дивный подвиг самоотверженного пастырского делания о.Иоанн. “Нельзя смешивать человека этот образ Божий со злом, которое в нем, - учил он, - потому что Божий образ в нем все-таки сохраняется”. Он приходил в землянки и подвалы не на пару минут, чтобы исполнить какую либо требу и уйти. Он шел к живой бесценной душе, к братьям и сестрам, он оставался там часами, беседовал, увещевал, утешал, плакал и радовался вместе с ними. С первых же шагов он заботился и о материальных нуждах бедноты: сам отправлялся в лавочку за провизией, в аптеку за лекарством, за доктором. Уходил он из этих жилищ всегда радостный, умиленный, с твердой верой в милосердие Божие и надеждой, что Господь пошлет средства для дальнейших благодеяний. Кронштадтские жители видели, как он возвращается домой босой и без рясы. Не раз прихожане приносили матушке обувь, говоря ей: “Твой отдал свою кому-то, придет босым”. Раздавая все до последней копейки, он обрекал на крайнюю нужду и себя, и жену. По соглашению с супругой, он всю жизнь оставался девственником, живя с ней как с сестрой. “Я священник, я принадлежу другим, а не себе. Счастливых семей и без нас, Лиза, достаточно, а мы должны посвятить себя на служение Богу”, - сказал он ей после свадьбы. С помощью Божией матушка Елизавета разделила с отцом Иоанном этот нелегкий и редкий подвиг девства на всю жизнь. Отец Иоанн нежно любил свою супругу, и она всем, чем могла, помогала ему нести крест пастырского служения, делила с ним радости и горе.

Тяжесть этого креста о.Иоанн познал с первых дней своего служения. “Рукоположенный во священника и пастыря, - писал он, - я вскоре на опыте познал, с кем вступаю в борьбу на моем духовном поприще, именно: с сильным, хитрым, недремлющим и дышащим злобой и погибелью, и адским огнем геенны, князем мира сего, и “духами злобы поднебесными”. Начались искушения, обнаружились напасти вражьи. Враги, как разбойники, преследовать меня в духовном шествии моем и служении Богу моему... В этой невидимой жестокой борьбе я учился искренней вере, упованию, терпению, молитве, правоте духа, чистоте сердца, непрестанному призыванию имени Незримого, державного, победителя ада и Пастыря начальника, Иисуса Христа, и Его именем и силой побеждал врагов и свои душетленные страсти... Я постоянно возводил сердечные очи горе, на небо, откуда приходила явная, скорая, державная помощь (Пс. 120,1), и враги мои сильные обращались в бегство, а я получал свободу и мир душевный”.

В 1857 году о. Иоанну предоставилась возможность быть законоучителем в кронштадтском городском училище. Позже он с радостью принял предложение преподавать Закон Божий в открывшейся классической гимназии. На уроках у о.Иоанна не было неспособных. Его беседы усваивались навсегда. Раздавая бедным все свои средства, о.Иоанн скоро убедился, что такая благотворительность недостаточна, чтобы удовлетворить всех нуждающихся. Поэтому, в 1874 году он основал при Андреевской церкви христианское братство “Попечительство святого Андрея Первозванного”. В “Кронштадтском вестнике” были напечатаны два воззвания к жителям Кронштадта, в которых о.Иоанн просил помочь бесприютным беднякам. Эти воззвания нашли в сердцах людей деятельный отклик. В 1882 году открылся прекрасно оборудованный четырехэтажный Дом трудолюбия, где были мастерские, в которых в течение года работало до 25 тысяч человек. Там же устроили школу на 300 детей, воскресную школу, детский сад сиротский приют, народную столовую с небольшой платой, библиотеку, бесплатную лечебницу. Заботами и трудами о.Иоанна был построен ночлежный и странноприимный дома. Помощь оказывалась всем нуждающимся независимо от их социальной и религиозной принадлежности. Зная о благотворительной деятельности о.Иоанна, многие жертвовали ему очень крупные суммы, в том числе почтовыми переводами. В один день на его адрес приходило более тысячи писем и денежных переводов. Эти суммы отсылались по адресам нуждающихся. Благотворительная деятельность о.Иоанна исчислялась миллионами рублей. Он говорил: “У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую”.

Говорили, что каждый день о.Иоанн ложился без копейки в кармане, несмотря на то, что на другой день только для поддержания благотворительный учреждений ему нужно было более одной тысячи рублей. И не было случая, чтобы этот другой день обманывал его.

Средоточием христианской жизни о.Иоанн считал молитву. Призывал людей молиться искренно, сердечно, глубоко, с верой в чудодейственную силу молитвы. О.Иоанн стремился как можно чаще совершать Божественную литургию в Андреевском соборе, где был священником. В последние 35 лет своей жизни он служил ежедневно, кроме тех дней, когда утро заставало его в пути или когда он тяжело болел. Объяснял он это так: “Если бы мир не имел Пречистого Тела, он не имел бы главного блага, блага истинной жизни “живота не имате в себе” (Ин. 6, 53), имел бы лишь призрак жизни”. “Поэтому Христос Спаситель и установил Таинство Причащения, чтобы изварить (то есть очистить) нас огнем Своего Божества, искоренить грех и сообщить нам Свою святость и правду, сделать нас достойными райских селений и радости неизреченной”.

О.Иоанн призывал тех, кто редко приступает к приобщению Святых Христовых Таин, делать это как можно чаще “со страхом за свое недостоинство, но с верой в благодать, с сердечным алканием и жаждой любви к сладчайшему Иисусу, Которого Плоть и Кровь есть истинный хлеб”.

Своей святой жизнью, смирением и непрестанной молитвой отец Иоанн снискал дар исцеления и прозорливости. По его молитве совершалось множество дивных чудес. Молитвой и возложением рук св. Иоанна излечивались самые тяжелые болезни, когда медицина была бессильной. Исцелялись бесноватые, прозревали слепые, были засвидетельствованы случаи воскрешения.

Удивительны заочные исцеления по письмам и телеграммам, сотнями приходившим в Кронштадт. Подобные случаи помощи Батюшки Иоанна описаны в посвященных ему книгах. Духом Святым он прозревал то, что происходило за много сотен километров; ему часто было открыто прошлое, настоящее и будущее людей, которых он видел впервые. Однажды, служа литургию в церкви московского военного учреждения, отец Иоанн неожиданно подошел к одному офицеру и, не сказав ни одного слова, поцеловал ему руку. Молодой офицер, и не помышлявший тогда о священстве, впоследствии стал святым подвижником, оптинским старцем Варсонофием.

Подобно великим российским святым, преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому, Иоанн Кронштадтский удостаивался несколько раз явлений пресвятой Владычицы Богородицы, описанных им в своем дневнике

Вся верующая Россия знала о великом и дивном чудотворце. Ежегодно Кронштадт посещало более 20 тысяч паломников, а позднее их число достигло 80 тысяч. На одной первой неделе Великого поста собиралось до 10 тысяч. В 1883 году в газете “Новое время” появилось “Благодарственное заявление”. В нем говорилось о благодатной помощи о.Иоанна, по молитвам которого помощь приходила мгновенно. Исцелялись не только телесные недуги, но и душевные. Люди чувствовали силы оставить прежнюю греховную жизнь.

Отец Иоанн обычно поднимался очень рано, в три часа утра, и молился. Около 4 часов отправлялся в собор к утрени. Здесь его уже встречали толпы паломников. Тут же было и множество нищих, которым о.Иоанн раздавал милостыню. Перед началом литургии была исповедь. Из-за огромного количества желавших исповедаться у о.Иоанна им, по необходимости, была введена общая исповедь. На всех очевидцев она производила потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стесняясь, свои грехи. Андреевский собор, вмещавший до 5 тысяч человек, всегда бывал полон, и причащение из нескольких чаш продолжалось нередко более двух часов.

По свидетельству очевидцев, совершение им Божественной литургии не поддается описанию. Оно представляло собой непрерывный горячий молитвенный порыв к Богу. Во время службы он был воистину посредником между Богом и людьми, ходатаем за грехи их, был живым звеном, соединявшим Церковь земную и Церковь Небесную. Все возгласы и молитвы произносились им так, будто своими просветленными очами, лицом к лицу видел он перед собой Господа и разговаривал с Ним. Слезы умиления лились из его глаз, но он не замечал их. Такое служение необычайно действовало на всех присутствующих. Не все шли к нему с твердой верой: некоторые с сомнением, другие с недоверием, третьи из любопытства. Но здесь все перерождались и чувствовали, как лед сомнения и неверия постепенно таял и заменялся теплотою веры. Во время службы письма и телеграммы приносили о.Иоанну прямо в алтарь, и он тут же прочитывал их и молился о тех, кого просили помянуть.

После службы отец Иоанн отправлялся в Петербург по бесчисленным вызовам к больным. И редко когда возвращался домой ранее полуночи. Вероятно, многие ночи батюшка совсем не спал. Однажды на слова одного петербургского протоиерея: “Вы так утомляетесь, батюшка, совсем не даете себе покоя”, отец Иоанн ответил: “На что мне покой, друг мой! Покой нам будет там (он указал на небо), если только заслужим его здесь. Да и может ли пастырь быть покоен, когда еще не все овцы глас его слышат, а некоторые и слышать не хотят, другие же стонут и сами умоляют о помощи. Пастырю ли покоиться, дремать, когда их погибель не дремлет”.

Так трудиться можно было, конечно, только благодаря сверхъестественной благодатной помощи Божией. Подвиг о.Иоанна имел огромное значение для всей России. Оставаясь по жизни монахом, он стал “белым священником”, чтобы живя в миру, рядом со столицей, стать миссинером для тысяч маловерных.

Несмотря на свою необыкновенную занятость, о.Иоанн находил время вести духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания. Эти записи составили замечательную книгу, изданную под заглавием “Моя жизнь во Христе”. Эта книга, переведенная на несколько языков, стоит в одном ряду с вдохновенными творениями подвижников веры и благочестия. Зная силу благодатной молитвы, о.Иоанн писал: “Поминай с любовью в молитвах своих людей, еще живущих во плоти и в мире, заповедующих тебе молиться за них, и увидишь пользу своей молитвы и на них и на себе. Поминай с сердечным вниманием и любовью и усопших, и твоя молитва принесет им великую пользу”. “Чтобы провести день весь совершенно свято, мирно и безгрешно, для этого единственное средство - самая искренняя молитва горячая утром по восстании от сна”. “С твердостью сердечной выговаривайте слова молитвы. Молясь вечером, не забудьте высказать в молитве к Духу Святому со всей искренностью и сокрушением сердца те грехи, в которые вы впали в прошедший день, несколько мгновений покаяния теплого и вы очищены Духом святым...”

Из творений о.Иоанна видно, что вся его праведная жизнь протекала в непрестанном покаянии и сокрушении сердца. “Изображая крестное знамение, веруй и постоянно помни, что на кресте твои грехи пригвождены. Когда падешь во грех, тотчас осуди себя искренно и делай на себе крестное знамение, говоря: “Господи! Грехи наши на кресте пригвоздивый, пригвозди ко кресту Твоему и настоящий мой грех и помилуй мя по Велицей милости Твоей” (Пс.50,3); и грех твой очистится”.

Отец Иоанн часто путешествовал по России и везде был желанным гостем. Тысячи людей встречали его, желая получить благословение, помолиться вместе с ним. Слава его была поистине всенародная: портреты и фотографии Кронштадтского пастыря можно было встретить в крестьянских избах в самых отдаленных уголках Росии. О.Иоанн часто был устроителем и благотворителем множества храмов, монастырей и монастырских подворий. Каждый год летом о.Иоанн посещал свою родину Суру. Заботясь о родном крае, он основал здесь женскую обитель во имя святого апостола Иоанна Богослова, воздвиг в Суре благолепный каменный храм и сделал многое другое. Отец Иоанн присутствовал при последних днях и кончине государя Императора Александра в Ливадийском дворце в Крыму. В тоже время о.Иоанну приходилось терпеть от клеветы и оскорблений, которыми его осыпала либеральная пресса. Кронштадтский проповедник неустанно обличал богоотступнические, антинациональные течения, которые подрывали веру русского народа и расшатывали государство.

Великий молитвенник и печальник Русской земли, о.Иоанн провидел страшные последствия разъедающей русское общество крамолы безверия и богоборчества, призывая народ к покаянию: “Держись же, Россия, твердо веры своей и Церкви, и Царя православного, если хочешь быть непоколебимою людьми неверия и безначалия, и не хочешь лишиться царства и царя православного. А если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты, то не будешь уже Россией или Русью Святою, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга... И если не будет покаяния у русского народа, конец близок. Бог отнимет у него благочестивого царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозванных правителей, которые зальют всю землю кровию и слезами”.

Когда наступила предреченная батюшкой Иоанном эпоха “нечестивых правителей”, монастырские здания были отобраны властями, а монахини выселены. Почитаемая всей Россией усыпальница чудотворца была осквернена, мраморное надгробие уничтожено. Само имя Кронштадтского пастыря было под запретом, на протяжении десятилетий любые сведения о нем в официальной печати сопровождались неизменным ярлыком “реакционер и черносотенник”. Но во времена самых лютых гонений на Церковь, верующие помнили о.Иоанна: переписывались и собирались рассказы о его чудесах, к стенам бывшей обители приходили богомольцы и обращались с молитвами к своему заступнику. Над окном усыпальницы был начертан православный крест, его много раз смывали, и тогда ревнители памяти о.Иоанна высекли крест в гранитном цоколе здания. Под ним возжигали свечи, клали цветы. В 1990 году отец Иоанн Кронштадтский Собором Русской Православной Церкви был причислен к лику святых. Ныне в восстановленной усыпальнице о.Иоанна теплятся лампады, горят свечи, как и прежде, паломники стекаются сюда со всех концов России и из-за рубежа, чтобы помолиться угоднику Божию, попросить его помощи. Молитвами батюшки Иоанна уже в наше время совершаются многие дивные чудеса. 

 

 

Международная радиостанция КНЛС © 2003- 2008 Все права защищены.